Senya Says

Senya Says

Все орфографические и пунктуационные ошибки являются элементами авторского стиля.

10

Уже давно пора было это сделать. Я решил написать серию из 10 глубоко личных постов исследующих те или иные аспекты моей жизни. Где я сейчас, откуда пришел и что планирую делать дальше. 10 тем, 10 недель. Думаю, ни для кого откровением, то, что я напишу, не станет. Все в рамках.

Надеюсь добиться своего рода ощущения разговоров в кругу друзей, под воздействием легкого алкогольного опьянения, на волнующие проблемы, которые обычно и являются причиной легкого алкогольного возлияния.

Зачем? Основания для этих постов абсолютно эгоистичны, и я думаю, очень быстро станет понятно, что это своего рода лейтмотив.

Я хотел бы этими записями одновременно поставить себе диагноз и начать лечение. Пытаясь разобраться в себе, превращая бессвязные мысли в линейное (в пределах моих способностей) повествование, я рассчитываю добиться своего рода терапевтического эффекта. Мне кажется, просто сумев понять, почему иногда так тяжело или почему иногда так страшно, я смогу быть гораздо продуктивнее как личность. Как человеческая единица. Думаю, мои кризисы предельно банальны и, до определенной степени, их переживает каждый. Но каждый делает это по-своему. Эти записи мой способ их пережить. К сожалению более здорового способа, чем односторонний разговор с интернетом, я не знаю.

Другой эффект которого я хочу добиться, это сознательно нанести удар по своему эго. Приструнить его. Очень легко чувствовать себя лучше окружающих, когда ты один на один с собственными мыслями. Когда они плавают в твоей голове без какой-либо точки отсчета. Хочу дать им эту точку отсчета, отправив их в интернет.

Я надеюсь, что мне будет тяжело писать. Я надеюсь, что меня будет злить моя не способность внятно сформулировать простую мысль. Я надеюсь, что мне будет стыдно за написанное, как обычно бывает стыдно за любой исповедальный текст, вне момента исповеди.

Первый пост на следующей неделе.

Tagged: #10

GOES TO

Кажется уже четвертый или пятый год я делюсь с тобой, Интернет, своими предсказанием того что произойдет на очередных Оскарах. Кто вернется домой с вновь обретенным статусом оскароносного актера/режиссера/сценариста, а кто будет Рождером Дикинсом. Это скучная и не очень интересная обязанность, но я готов ее выполнять пока не истекут мои контрактные обязательства. Ты знаешь о чем я, Интернет.

Пару слов о хорошем кино. Всё хотел составить список субъективно главных фильмов ушедшего года, но все ни как не хватало внутренней собранности и, раз уж на то пошло, количества просмотренных за год фильмов. А теперь после Оскаров думаю вообще брошу эту затею. Скажу только, что там было бы много всяких противоречивых штук, типа «Хижины в лесу» где-то в середине, и «Дредд 3D» ближе к началу.
Я знаю, сам удивлен. Фильмы, где “3D” неотъемлемая часть названия, меня как-то пугают. Но получилась вещь, бессмысленная в своем стремлении развлечь меня и потому прекрасная. Такой «Бегущий по лезвию» на стеройдах. В общем развлекательное ультра-насилие за отведенный временной интервал было на высоте.

Еще в прошлом году случилось два фильма, которые лично для меня концептуально поменяли то, как я смотрю на кино, и до каких-то пределов на искусство в целом. Думаю, если мне удастся убедить себя, что писать про фильмы это здоровое поведение и потому стоит делать это чаще, то мы о них еще поговорим. Речь идет о художественном «Compliance» и документальном «The Imposter». В смысле художественной составляющей фильмы во многом вторичны. Возможно второй заслуживает номинации. И кажется даже был в лонг-листах. Но это не важно и вообще к Оскарам последний абзац не имеет ни какого отношения. Просто хорошие фильмы, раз уж речь зашла о хороших фильмах. :)

А так, с академиками я в этом году согласен. В том смысле, что все кого нужно было отметить отмечены. А кто не отмечен, либо не заслуживает, либо плевать на это хотел. Правда, может быть зря они «Мастера» проигнорировали, но я их понимаю. Фильм хоть и замечательный, но скучный. А для многих скучно это плохо. Хотя у хороших режиссеров скучно, это не плохо, скучно — это инструмент. Если ты зеваешь, ты по-своему вовлечен и с тобой теперь столько всего можно сделать. Вот «Где-то» Копполы, если зевание не часть процесса, то я тогда не знаю что. Любимейший фильм. Когда первый раз смотрел уснул на середине.

Ладно, пора уже предсказывать. Я честно кое-что не успел посмотреть, но это мне не мешало в прошло, не помешает и сейчас.

В этом году я голосую наполовину сердцем, наполовину цифрами за:

Фильм года
«Арго» по всей видимости станет первым фильмом с момента моего рождения, который возьмет лучший фильм, но не возьмет режиссерскую номинацию. И это говорит не сердце, это говорят цифры. Фильм Бена Аффлека на сегодняшний день выиграл все, что нужно было выиграть что бы стать потенциальным лидером и в итоге счастливым обладателем золотого идола.

Вторым уверено идет «Линкольн». Безусловно один из лучших фильмов. Про Линкольна. В этом году.

Но в итоге я ставлю на «Арго». Мне нравится, что делает Аффлек как режиссер. И «Прощай, детка, прощай» и «Город воров» железобетонные работы. Немного пресные, но железобетонным вещам это свойственно.

Режиссер. Видимо Спилберг. В качестве утешительного приза. Но все как в тумане.

Мужчины
Первый план. Дэниел Дей-Льюис. Пора утвердить его в статусе главного актера нашего времени третим Оскаром. Хаокин то же заслужил, но наверное придется еще подождать.
Второй план. Вот это интересно, у всех уже по Оскару (или по два) и все более чем заслуживают еще одного. Я поставлю на Хоффмана. И это будет правилом, если сомневаешься то давай актерам из «Мастера».

Женщины
Первый план. Француженка из «Любви». Дженнифер Лоуренс настоящее украшение любого фильма, и рядом с ней даже Брэдли Купер становится приличным актером, но в этом году француженка из «Любви».
Второй план. Энн Хэтэуэй. Без разговоров. В любое время дня. В любой день недели. Энн Хэтэуэй. Прости, Эми Адамс (четвертая номинация и в этом году особенно заслуженная). Прости, Салли Филд. Энн Хэтэуэй.

Сценарий
Оригинальный. О, как бы я был бы счастлив, если бы победил Уэс Андерсон. О, я бы всю следующую неделю смотрел бы «Академию Рашмор» в чем-нибудь желтом. Но победит «Любовь». А если не «Любовь», то «Джанго».
Адаптированный. «Арго». Брать банк, так брать банк.

Оператор. Вперед Дикинс! Десять номинаций, ни одной победы. Пока ни одной. Конечно я бы предпочел, чтобы Дикинс выиграл с Коэнами, и в идеальным мире так оно и произошло, еще лет 20 назад, но что поделаешь. Хотя даже, если победит Клаудио Миранда, то черт с ним. Рождеру Диккенсу не нужен ваш Оскар, у него есть народная любовь и я ее источник.

Анимациионный фильм. Я так долго этого ждал. Pixar против Aardman. А победит в итоге Тим Бертон («Франкенвини») или Тим-Бертон-look-a-like («ParaNorman»). Всем сердцем болею за последнего, но шансов больше у первого.

Прелесть этого года в том что ни чего не понятно. А раз так, то я не несу никакой ответственности. В любом случае, если у меня и был какой-то авторитет то я благоразумно избавил себя от необходимости на него оглядываться, еще в начале, назвав «Дредд 3D» одним из лучших фильмов года.

Все. Всем приятного Оскара.

Прости, Ханнеке. Я раньше думал, что ты дурак. Теперь думаю, что просто я не твой зритель. Всё, беги во двор, играть с другими ребятами.

Начинаю считать свою работу уже не столько работой, сколько ежедневным упражнением в дуализме. Потому что, работая полный рабочий день, я каким-то образом все равно сохраняю статус безработного. На деле я занятый, но лишь до тех пор, пока не заглянешь в мою трудовую книжку. Я как кот Шредингера, если бы кот Шредингера каждое утро вставал в шесть утра, что бы успеть на автобус и быть на работе к восьми.
P.S. «Надо чаще писать.» — думал он, пока искал в интернете фотку кота на автобусе.

Начинаю считать свою работу уже не столько работой, сколько ежедневным упражнением в дуализме. Потому что, работая полный рабочий день, я каким-то образом все равно сохраняю статус безработного. На деле я занятый, но лишь до тех пор, пока не заглянешь в мою трудовую книжку. Я как кот Шредингера, если бы кот Шредингера каждое утро вставал в шесть утра, что бы успеть на автобус и быть на работе к восьми.

P.S. «Надо чаще писать.» — думал он, пока искал в интернете фотку кота на автобусе.

В России практически одновременно выходят Variety и Hollywood Reporter, главные мировые журналы о кино и индустрии с ним связанной. Что воодушевляет, но лишь затем что бы через три секунды вмешалась действительность и отвесила тебе смачную пощечину. Давайте смотреть фактам в лицо, в России нет киножурналистики. Очевидно, все, что есть это пара телеведущих с государственных каналов, потому что именно они в качестве главредов будут добавлять загадочную русскую душу в новые печатные издания (Екатерина Мцитуридзе и Иван Кудрявцев, «Первый» и «Россия 24» соответственно).
Но проблема гораздо шире. Ладно, может киножурналистики, как таковой нет. Но если постараться пару вменяемых критиков откопать можно, два-три дельных киноблогера то же найдутся. Добавь сюда толковых переводчиков, соедини все это под сильным западным брендом и вот тебе достойный читаемый журнал. Но опыт Empire показывает, что достойные журналы наш рынок не воспринимает.
И говоря Empire, я имею виду первый год жизни журнала, год жизни под редакцией Кима Белова, т.е. до закрытия и восстания из пепла.
Так после перерождения, сместив акцент с переводных материалов на опусы собственного сочинения, журнал потерял в качестве, но зато прибавил в количестве продаж. Почему? Я не знаю. Предположу, что, видимо, российский читатель, хочет получать продукт, созданный специально для него, ради чего готов пожертвовать качеством. Главное чтобы текст отражал российскую действительность и имел тот же культурно-понятийный аппарат, что и читатель, остальное отходит на второй план.
Проблема в том, что в журнале о кино не нужна российская действительность, потому что в российской действительности нет кино. Не надо обманывать людей.

В России практически одновременно выходят Variety и Hollywood Reporter, главные мировые журналы о кино и индустрии с ним связанной. Что воодушевляет, но лишь затем что бы через три секунды вмешалась действительность и отвесила тебе смачную пощечину. Давайте смотреть фактам в лицо, в России нет киножурналистики. Очевидно, все, что есть это пара телеведущих с государственных каналов, потому что именно они в качестве главредов будут добавлять загадочную русскую душу в новые печатные издания (Екатерина Мцитуридзе и Иван Кудрявцев, «Первый» и «Россия 24» соответственно).

Но проблема гораздо шире. Ладно, может киножурналистики, как таковой нет. Но если постараться пару вменяемых критиков откопать можно, два-три дельных киноблогера то же найдутся. Добавь сюда толковых переводчиков, соедини все это под сильным западным брендом и вот тебе достойный читаемый журнал. Но опыт Empire показывает, что достойные журналы наш рынок не воспринимает.

И говоря Empire, я имею виду первый год жизни журнала, год жизни под редакцией Кима Белова, т.е. до закрытия и восстания из пепла.

Так после перерождения, сместив акцент с переводных материалов на опусы собственного сочинения, журнал потерял в качестве, но зато прибавил в количестве продаж. Почему? Я не знаю. Предположу, что, видимо, российский читатель, хочет получать продукт, созданный специально для него, ради чего готов пожертвовать качеством. Главное чтобы текст отражал российскую действительность и имел тот же культурно-понятийный аппарат, что и читатель, остальное отходит на второй план.

Проблема в том, что в журнале о кино не нужна российская действительность, потому что в российской действительности нет кино. Не надо обманывать людей.

Маша Гессен на The Daily Show говорит про свою книгу о “восхождении” Владимира Путина. По содержанию ни чего интересного, так пара анекдотов из жизни национального лидера. Тут интересно другое, суметь по задаваемым вопросам понять, как у них видят Путина и где они предпочитают расставлять акценты.

Конечно, в расчет необходимо взять формат передачи, но отмечу, что из того что я видел на CNN задают точно такие же вопросы.

Как обычно боковые рассуждения на тему.

Последние года два на постоянной основе смотрю три-четыре американские новостные программы, для расширения кругозора, но больше из чувства зависти. Наши СМИ нервно курят как по качеству материала, так и по мастерству промывания мозгов.

Сейчас правда не об этом речь. Так Маша Гессен, но моей памяти, первый случай за время происходящих у нас волнений, когда гость, приглашен что бы хотя бы отдаленно рассказать о том что у нас тут происходит. Западу не интересна русская революция. Или, по крайней мере, не так интересна как арабская весна.

Что с одной стороны конечно удар по нашему великодержавному шовинизму. Но с другой, лично для меня, сигнал о том, что для них происходящее такая же неожиданность, как и для нас, и искать деньги Госдепа в карманах митингующих не имеет смысла.

Что бы это понять достаточно посмотреть, как работают американские СМИ когда речь заходит об американской же внешней политике. Их первая задача создать информационную волну, на которой уже успешно можно раскручивать события в любом выгодном для себя направлении.

Вспомните август 2008, их медиа тогда просто взорвались.

Или, арабская весна та же история. Раскручивая пропагандистскую машину, забивая эфиры 24-часовых новостных каналов кадрами погромов, приглашая на передачи лидеров оппозиции, СМИ, будучи голосом “американской демократии”, дают одобрение происходящим событиям, добавляя легитимности новой власти, как в глазах мировой общественности, так и в глазах граждан очередной свободной республики.

В нашем случае тишина. Что дает мне надежду и лишний повод перестать сомневаться.

Конечно, любой здравомыслящий человек и так скажет, что видеть в российских митингах американские деньги, это значит абсолютно не понимать общественные настроения. Но при этом недооценивать заинтересованность американской стороны в происходящем так же опасно.

Поэтому я ищу знаки. И поэтому это молчание расцениваю как сигнал о том, что Госдеп сейчас не видит для себя выигрышной партии и можно с оговорками доверять и Навальному, и Быкову, и Лиге Избирателей. Пока что они с нами.

Шесть причин

…почему в 2012 я не буду вылезать из кинотеатров.

Blockbuster version.

Без комментариев.

Почти.

Майкл Кейн. Scottish accent mode: ON

Scottish accent mode: INCREASE

Последний фаворит.

P.S. Поделюсь наблюдением/страхом. Я не знаю, кто это первый сделал, может «Трансформеры», может «Инсепшен», может кто-то еще, но теперь из фильма в фильм кочует какой-то неприятный, скрипящий звук, который нужен исключительно для того что бы обратить внимание зрителя на эпичности происходящего на экране действия. А то он сам бедный не разберется.

В данном случае срезать решили сразу в двух трейлерах («Мстители» и «Прометей»). А вроде серьезные ребята делают. Мне не нравится.

Не ходил на выборы. Это не позиция. Это обстоятельства. О чем очень жалею. Но думаю, что сейчас именно это позволяет мне трезвее смотреть на полученный результат. Есть ощущение, что опущенный в урну бюллетень приумножил бы мои ожидания и лишь заставил бы сильнее скрипеть зубами от каждого нового ролика про карусель.
Через секунду про результаты, пока скажу, что в ходе выборов, кто на меня действительно произвел впечатление так это эсеры, которые появляясь то там, то здесь, своими действиями и словами дали понять, что возможно сегодня они единственная действующая политическая оппозиция. Что конечно пока не повод вставать под знамена партии, но причина обратить внимание.
Не исключено, что я пытаюсь увидеть свет там, где его нет, но все же.
Про результаты. Конституционное большинство потеряно. На большее, на данном этапе, к сожалению, бесполезно было даже рассчитывать. Но это не главное. Главное как мне кажется, появилась надежда. Надежда на политический прецедент, который изменил бы очень многое в нашей стране.
Если предварительные данные по распределению мест в Думу подтвердятся, это будет означать, что у КПРФ и «Справедливой России» ровно треть мандатов. Я не юрист. Я экономист, не понимающий всех законодательных тонкостей. «Википедия» мой единственный источник. Но если все верно треть голосов фактически означает возможность блокировать федеральные конституционные законы. Возможность которой не было последние четыре года.
Так что от коммунистов и эсеров требуется понять, что это может быть переломным моментом и создать коалицию, или фракцию, или что угодно. Опять же методы реализации меня мало волнуют, хоть тайный сговор, главное суметь отбросить все разногласия, даже идеологические, и найти общий язык.
Простите меня за громкие слова, и постарайтесь за пафосом (по другому не могу) разглядеть суть. Сегодня идеология не так важна, важно доказать состоятельность демократии в стране. Доказать людям, что их голос будет посчитан сколько бы фальшивых бюллетеней не пытались бы запихнуть в избирательные урны. На прямую это не возможно. А возможно лишь объединившись, потому что только так у оппозиции будет достаточно громкий голос что бы что-то изменить.
Все в руках этих двух партий. Пишите вашему конгрессмену.

Не ходил на выборы. Это не позиция. Это обстоятельства. О чем очень жалею. Но думаю, что сейчас именно это позволяет мне трезвее смотреть на полученный результат. Есть ощущение, что опущенный в урну бюллетень приумножил бы мои ожидания и лишь заставил бы сильнее скрипеть зубами от каждого нового ролика про карусель.

Через секунду про результаты, пока скажу, что в ходе выборов, кто на меня действительно произвел впечатление так это эсеры, которые появляясь то там, то здесь, своими действиями и словами дали понять, что возможно сегодня они единственная действующая политическая оппозиция. Что конечно пока не повод вставать под знамена партии, но причина обратить внимание.

Не исключено, что я пытаюсь увидеть свет там, где его нет, но все же.

Про результаты. Конституционное большинство потеряно. На большее, на данном этапе, к сожалению, бесполезно было даже рассчитывать. Но это не главное. Главное как мне кажется, появилась надежда. Надежда на политический прецедент, который изменил бы очень многое в нашей стране.

Если предварительные данные по распределению мест в Думу подтвердятся, это будет означать, что у КПРФ и «Справедливой России» ровно треть мандатов. Я не юрист. Я экономист, не понимающий всех законодательных тонкостей. «Википедия» мой единственный источник. Но если все верно треть голосов фактически означает возможность блокировать федеральные конституционные законы. Возможность которой не было последние четыре года.

Так что от коммунистов и эсеров требуется понять, что это может быть переломным моментом и создать коалицию, или фракцию, или что угодно. Опять же методы реализации меня мало волнуют, хоть тайный сговор, главное суметь отбросить все разногласия, даже идеологические, и найти общий язык.

Простите меня за громкие слова, и постарайтесь за пафосом (по другому не могу) разглядеть суть. Сегодня идеология не так важна, важно доказать состоятельность демократии в стране. Доказать людям, что их голос будет посчитан сколько бы фальшивых бюллетеней не пытались бы запихнуть в избирательные урны. На прямую это не возможно. А возможно лишь объединившись, потому что только так у оппозиции будет достаточно громкий голос что бы что-то изменить.

Все в руках этих двух партий. Пишите вашему конгрессмену.

После поездки, Нью-Йорк в фильмах для меня ожил. Даунтаун, Аптаун, Бруклин, Ист-Ривер, Лонг-Айленд и прочие топонимы слились в единую картину. Все дорожные указатели и уличные вывески наконец обрели смысл. Город стал реальным. И каждый раз когда за спиной возникает Кони-Айленд, мое сердце бьется чаще.

После поездки, Нью-Йорк в фильмах для меня ожил. Даунтаун, Аптаун, Бруклин, Ист-Ривер, Лонг-Айленд и прочие топонимы слились в единую картину. Все дорожные указатели и уличные вывески наконец обрели смысл. Город стал реальным. И каждый раз когда за спиной возникает Кони-Айленд, мое сердце бьется чаще.

Смотрю и Эго радуется.

Как обычно с низкого старта к середине сезона «Декстер» разгоняется просто до каких-то умопомрачительных скоростей. Опять убеждаюсь, что более комплексного и детального развития персонажей в телевизоре просто не найти. Тут все на вес золота и все с такими тараканами в голове, что хватило бы еще на чертову тучу разных сериалов. Не в пример «Хаусу», который с каждым годов всё больше и больше про Хауса, «Декстер» всё больше и больше про людей вообще, про их внутренние мотивации и почему многие из них заслуживают оказаться на разделочном столе.

Оуэн Уилсон слишком розовощекий, чтобы быть Вуди Алленом.

Оуэн Уилсон слишком розовощекий, чтобы быть Вуди Алленом.

Маленький телевизионный фильм про то кто такие Стив Джобс и Билл Гейтс. Простая режиссура. Незамысловатый сценарий. На удивление хорошие актеры.
В виду того что фильм снимался для телевизора, он не страдает от собственных завышенных амбиций и не стесняется временами быть глупым. Что на самом деле не так уж и плохо. А сегодня, когда каждый фильм пытается быть то ли «Инсепшином», то ли «Лостом», это вообще глоток свежего воздуха.
Представляю, какой соблазн был однозначно обозначить симпатии и сделать из Джобса Спасителя, а Гейтса превратить в Иуду-предателя. И какое-то время фильм играется с этими образами. Но в итоге все равно выходит «Социальная сеть». История, где нет героев и злодеев. Все персонажи реальные люди, не обремененные абсолютными моральными ценностями, но способные действовать в собственных системах координат.
Боюсь, такого кино про Джобса уже не снимут. Нам обещают фильм, но судя по настроениям, мы скорее получим «Ганди», такую эпическая историю большого человека, который сумел изменить все. Что, конечно, так, да не так.

Маленький телевизионный фильм про то кто такие Стив Джобс и Билл Гейтс. Простая режиссура. Незамысловатый сценарий. На удивление хорошие актеры.

В виду того что фильм снимался для телевизора, он не страдает от собственных завышенных амбиций и не стесняется временами быть глупым. Что на самом деле не так уж и плохо. А сегодня, когда каждый фильм пытается быть то ли «Инсепшином», то ли «Лостом», это вообще глоток свежего воздуха.

Представляю, какой соблазн был однозначно обозначить симпатии и сделать из Джобса Спасителя, а Гейтса превратить в Иуду-предателя. И какое-то время фильм играется с этими образами. Но в итоге все равно выходит «Социальная сеть». История, где нет героев и злодеев. Все персонажи реальные люди, не обремененные абсолютными моральными ценностями, но способные действовать в собственных системах координат.

Боюсь, такого кино про Джобса уже не снимут. Нам обещают фильм, но судя по настроениям, мы скорее получим «Ганди», такую эпическая историю большого человека, который сумел изменить все. Что, конечно, так, да не так.

Случайно попал на «Елену». Как и в случае с «Изгнанием», было четкое ощущение того что рано или поздно посмотреть придется, но пока это ощущение ни как не хотело трансформироваться в желание. А тут шатался по городу. Набрел на кинотеатр. В кармане было ровно на билет, решил судьба.
Фильм полностью выходит из крови в течение суток, а желание о нем разговаривать вообще выветривается за пару часов. Тогда как сам режиссер Звягинцев, и активная полемика вокруг него, напротив, заставляют мое сердце биться чаще и я сильнее стучу по клавишам. Так что о нем и поговорим. 
С сентября 2003 года в стране вся профильная публицистика и с ней особо впечатлительная часть творческой интеллигенции уверовала в Андрея Звягинцева, как миссию нового русского кино. Верующие утверждали, что Звягинцев должен, наконец, суметь вернуть русскую режиссуру к истокам, став то ли новым Тарковским, то ли Эйзенштейном, таким толкователем национальной идеи, который говорит на весь мир и которого весь мир готов слушать. Сложилось четкое ощущение того что после Звягинцева Запад захочет послушать кого-то еще из наших. Союз кинематографистов начал вытирать пыль с полок в ожидании потока европейского золота. 
И вот восемь лет и два фильма спустя, Звягинцев сделал то, чего от него хотели. О русском кино заговорили. Мы снова что-то получаем. Конечно не всё и не везде, но, тем не менее, в основной программе почти каждого приличного фестиваля рядом с именем какого-нибудь корейца, теперь почти обязательно можно найти имя какого-нибудь русского. 
Процесс идет. И всех это радует. Любая награда смакуется блогосферой как собственная. Но при этом к Звягинцеву и журналистика и интеллигенция за эти восемь лет как-то остыла. После «Возвращения» я не встречал ни одной по настоящему хвалебной рецензии или положительного отзыва без ноток сомнения. 
Думаю, проблема здесь в том, что публика продолжает верить в догмат «Андрей Звягинцев — русский режиссер» со всеми вытекающими. Что конечно не правда. Звягинцев не “русский режиссер”, скорее набор представлений стандартного фестивального отборщика о стандартном русском режиссере. Именно поэтому там каждый фильм будет идти на ура, тогда как здесь все будут лишь растеряно пожимать плечами и как один упрекать режиссера в картонности персонажей и вычурности диалогов. Упрекать в том, чего европейский зритель просто никогда не сможет разглядеть, для него каждый персонаж у Звягинцева идет в комплекте с длинным планом и молчаливым взглядом, которые просто кричат с экрана о загадочной русской душе. И вычурность диалогов уже не так важна и легко растворима в трудностях перевода.
Конечно, я преувеличиваю, арсенал Звягинцева гораздо шире и интереснее. Но смысл прежний, поняв, то чего от него хочет фестивальный зритель, он сумел научиться это эксплуатировать (rusploitation :/). Для европейца его персонажи не просто молчат, а молчат потому что «русские всегда молчат».
Для меня лично проблема здесь в том, что для Звягинцева это действительно уже не больше чем инструмент. Упомянутые выше Тарковский и Эйзенштейн оставались с этой самой “русской пустотой” как с результатом. Путем духовных поисков их персонажи приходят к ней попросту не найдя для себя другого, рационального ответа. 
Звягинцев же дает “загадочную русскую душу” по умолчанию. У него это не результат, а причина всех действий героев. И еще раз, я верю что в этом и есть секрет его успеха у европейского зрителя и причина не понимания с нашей стороны. 
Конечно, это все общие слова, требующие более детального обсуждения. Но сегодня я не претендую на какую-то серьезную доказательную базу. Мне просто кажется, что у большинства при просмотре фильмов Звягинцева возникает когнитивный диссонанс, который мешает до конца оценить его фильмы (которые, несмотря на все вышесказанное не без интересных наблюдений). Лично для меня, этот диссонанс легко устраним, я просто перестал думать о Звягинцеве как о русском режиссере.
Мне помогло.
Следующие десять лет Андрей Звягинцев наш главный фестивальный экспорт. 
Еще одна рецензия про “фильм без воздуха” и я ударю какого-нибудь киноведа по лицу.

Случайно попал на «Елену». Как и в случае с «Изгнанием», было четкое ощущение того что рано или поздно посмотреть придется, но пока это ощущение ни как не хотело трансформироваться в желание. А тут шатался по городу. Набрел на кинотеатр. В кармане было ровно на билет, решил судьба.

Фильм полностью выходит из крови в течение суток, а желание о нем разговаривать вообще выветривается за пару часов. Тогда как сам режиссер Звягинцев, и активная полемика вокруг него, напротив, заставляют мое сердце биться чаще и я сильнее стучу по клавишам. Так что о нем и поговорим. 

С сентября 2003 года в стране вся профильная публицистика и с ней особо впечатлительная часть творческой интеллигенции уверовала в Андрея Звягинцева, как миссию нового русского кино. Верующие утверждали, что Звягинцев должен, наконец, суметь вернуть русскую режиссуру к истокам, став то ли новым Тарковским, то ли Эйзенштейном, таким толкователем национальной идеи, который говорит на весь мир и которого весь мир готов слушать. Сложилось четкое ощущение того что после Звягинцева Запад захочет послушать кого-то еще из наших. Союз кинематографистов начал вытирать пыль с полок в ожидании потока европейского золота. 

И вот восемь лет и два фильма спустя, Звягинцев сделал то, чего от него хотели. О русском кино заговорили. Мы снова что-то получаем. Конечно не всё и не везде, но, тем не менее, в основной программе почти каждого приличного фестиваля рядом с именем какого-нибудь корейца, теперь почти обязательно можно найти имя какого-нибудь русского. 

Процесс идет. И всех это радует. Любая награда смакуется блогосферой как собственная. Но при этом к Звягинцеву и журналистика и интеллигенция за эти восемь лет как-то остыла. После «Возвращения» я не встречал ни одной по настоящему хвалебной рецензии или положительного отзыва без ноток сомнения. 

Думаю, проблема здесь в том, что публика продолжает верить в догмат «Андрей Звягинцев — русский режиссер» со всеми вытекающими. Что конечно не правда. Звягинцев не “русский режиссер”, скорее набор представлений стандартного фестивального отборщика о стандартном русском режиссере. Именно поэтому там каждый фильм будет идти на ура, тогда как здесь все будут лишь растеряно пожимать плечами и как один упрекать режиссера в картонности персонажей и вычурности диалогов. Упрекать в том, чего европейский зритель просто никогда не сможет разглядеть, для него каждый персонаж у Звягинцева идет в комплекте с длинным планом и молчаливым взглядом, которые просто кричат с экрана о загадочной русской душе. И вычурность диалогов уже не так важна и легко растворима в трудностях перевода.

Конечно, я преувеличиваю, арсенал Звягинцева гораздо шире и интереснее. Но смысл прежний, поняв, то чего от него хочет фестивальный зритель, он сумел научиться это эксплуатировать (rusploitation :/). Для европейца его персонажи не просто молчат, а молчат потому что «русские всегда молчат».

Для меня лично проблема здесь в том, что для Звягинцева это действительно уже не больше чем инструмент. Упомянутые выше Тарковский и Эйзенштейн оставались с этой самой “русской пустотой” как с результатом. Путем духовных поисков их персонажи приходят к ней попросту не найдя для себя другого, рационального ответа. 

Звягинцев же дает “загадочную русскую душу” по умолчанию. У него это не результат, а причина всех действий героев. И еще раз, я верю что в этом и есть секрет его успеха у европейского зрителя и причина не понимания с нашей стороны. 

Конечно, это все общие слова, требующие более детального обсуждения. Но сегодня я не претендую на какую-то серьезную доказательную базу. Мне просто кажется, что у большинства при просмотре фильмов Звягинцева возникает когнитивный диссонанс, который мешает до конца оценить его фильмы (которые, несмотря на все вышесказанное не без интересных наблюдений). Лично для меня, этот диссонанс легко устраним, я просто перестал думать о Звягинцеве как о русском режиссере.

Мне помогло.

Следующие десять лет Андрей Звягинцев наш главный фестивальный экспорт. 

Еще одна рецензия про “фильм без воздуха” и я ударю какого-нибудь киноведа по лицу.